Koidzumi Risa
Стояли звери Около двери. В них стреляли, Они умирали.
Название: Мы уже не дети
Автор: Koidzumi
Бета: billie kent
Фэндом: EXO - K/M, SHINee
Персонажи: О Cехун, Лу Хань (Лухан), Ким Чонин (Кай), У Ифань (Крис), Хуан Цзытао (Тао), Чхве Минхо.
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Слэш (яой), Романтика, Драма, AU, Учебные заведения
Предупреждения: ОЖП, Секс с несовершеннолетними
Статус: в процессе
Саммари: Она всегда хотела быть учителем, влиять на подрастающее поколение. Стать наставником для своих учеников, помочь им на нелегком жизненном пути. Вот с такими мыслями Сонми и пришла работать в школу (одну из самых престижных и дорогих в Сеуле). Кто же знал, что вместо преподавания ей с головой придется окунуться в мир школьников с их уже совсем не детскими проблемами. Одна проблема за другой, а тут еще этот... А ей же нельзя влюбляться в ученика.
Примечание: так и не нашла на дайри соо по ехо, только по отдельный пейрингам
Примечание1: розовые сопли
Предыдущие главы 1,2,3 и 4,5

Глава 6

Глава 6
Перемена еще не закончилась, а Сонми, лавируя в людском потоке, направлялась в учительскую. Благодаря дурацкому расписанию оставалось еще полтора часа до следующего урока, так что она решила прогуляться. На заднем дворе, на всем пути до самого школьного стадиона, был разбит сад. Сонми, натянув плащ, спустилась вниз.
Было по-весеннему свежо, в воздухе пахло медуницей и нарциссами. Деревья уже покрылись молодой ярко-зеленой листвой. На дорожках, выложенных мелкими камешками, темнели лужицы. По форме сад напоминал часы с сегментами. В центре - площадка с небольшим, пока еще не работающим фонтанчиком, а от нее лучиками расходились тропинки.
Сонми медленно обошла сад по большому кругу. Деревья все обсыпаны мелкими белыми цветочками.
«Груши зацвели, - рассеянно подумала она, - Красиво».
На душе было неспокойно. Ей все не верилось, что она могла быть так слепа.
- Учитель.
Сонми обернулась, перед ней стояла невысокая девочка с короткими волосами и в школьной форме. Она нерешительно переминалась.
- Я тебя знаю. Ты Пак Мэри из класса 2 «Си».
- Да, - откликнулась девочка то краснея, то бледнея, - Это я. Учитель… я слышала, вы все узнали… Пожалуйста, не рассказывайте никому об этом! Их исключат!
- О чем узнала?
Мэри сжала руки в кулаки и выпалила:
- Про Кая и остальных! О том, что они… сделали с Им Сунаном! Это я виновата! Если нужно кого-то выгнать, пусть лучше я!
- Стой-стой-стой! - Сонми шагнула к ней и, схватив за плечи, усадила на каменную лавочку, - Расскажи мне, что произошло? Почему ты думаешь, что виновата?
Мэри закусила губу, по щекам ее побежали слезы.
- Тише, - Сонми обняла ее, осторожно поглаживая по спине, - Ничего.
Через пару минут девочка в последний раз судорожно всхлипнула и отстранилась, отерев слезы рукавом белоснежной рубашки.
- Все началось почти год назад... Я тогда только поступила в старшую школу. А мой брат Чанёль заканчивал ее. Я впервые увидела Сунана, когда объявляли результаты набора. Я тогда прошла, а он – нет. После начала года он стал часто появляться около школы... встречал меня, провожал до дому. Мне… нравилось такое внимание. Я словно летала. Будто ни за кем, кроме меня, так никогда еще не ухаживали. Чувствовала себя особенной, значимой…
Девочка смотрела в пространство, комкая в ладонях ткань юбки. Сонми сидела тихо, только бы не спугнуть.
- Мы начали встречаться, долго это не продлилось, и мы расстались (мне казалось, это было обоюдное желание). И… он начал меня преследовать. Хватал за руки, гадости говорил. Одно время я даже просила Чанёля возвращаться домой вместе со мной. Это было… я думала, что он сведет меня с ума. Началась паранойя, психоз. Я не могла ни есть, ни спать. Казалось, что он все время рядом… наблюдает за мной. И вдруг Сунан исчез. Не видела его до самого лета… как раз перед фестивалем. Он сказал: «Давай забудем то, что было». Предложил помириться, может, быть друзьями.
Она облизала губы и прикрыла глаза.
- Я, как дура, поверила ему! Он позвал меня смотреть на фейерверки. Не знаю… не знаю, мы шли через парк и как-то отстали от группы, - в ее глазах снова заблестели слезы, - Никто не слышал, как я кричала. Он…он… трогал меня! Я… никогда не забуду, как затрещал ханбок.
- Сунан… изнасиловал тебя? – зачем-то уточнила Сонми.
Мэри кивнула.
- Но… ты ведь пошла в полицию, так? – с надеждой спросила Сонми, наклоняясь и заглядывая ей в лицо.
- Да, - тихо ответила девушка, - Он оставил меня в парке. Не знаю, сколько времени прошло… Но я выбралась из кустов и… нашла ближайший пост.
Она замолчала, вздохнув. Сердце Сонми сжималось от жалости. Нет! Сама себя одернула она. Не жалости, а сочувствия. Жалось для слабых, а эта девчонка точно не была слабачкой. Ее выдержке позавидовал бы и взрослый. В ней есть стержень, раз она смогла это пережить.
- Учитель, - Мэри посмотрела ей в глаза, - вы знаете, что такое «повторное изнасилование»?
- Да, - Сонми вцепилась в край скамейки, - Это когда вину за… за произошедшее вешают на жертву. Они… они сделали это? Те полицейские сказали, что ты сама виновата?
- Полисмен говорил о мой одежде, прическе, косметике… Не слишком ли сильно накрашена? Не вызывающе одета? Спрашивал о том, как долго мы знакомы. И не давала ли я повода для… для… - Мэри спрятала побледневшее лицо в ладонях.
- Сволочи! – учительница вскочила на ноги, сжимая руки в кулаки, - Какие все-таки сволочи!
- Они спросили: «Как ты думаешь, каково будет жить, когда все узнают об этом… позоре? Что скажут твои знакомые, друзья? Как все будут смотреть на тебя?» И я… я …просто испугалась. Я…
- Понимаю, - Сонми коснулась ее плеча,- Но… но… что же твой брат? И остальные?
- Я убежала из полиции и скрыла то, что произошло. Родители не особо обращали внимание на то, что я…изменилась. Им было достаточно хороших оценок. Но Чанёль… оппа всегда заботился обо мне, всегда присматривал за мной.
- Он заметил что-то?
- Да. Как я подавлена. Он просил рассказать ему, но я сопротивлялась… Я так боялась, что он не поймет. Боялась, что он скажет то же, что полицейские. Но пару месяцев назад не выдержала… Не знаю почему, но я просто рассказала ему все.
Сонми не выдержала и прижала девочку к себе. Неужели совсем недавно она думала, что пережила настоящий ужас? Эта девочка оказалась в тысячу раз крепче и смелее. Ведь ей пришлось пережить все это в одиночку. Некому было выслушать ее, некому защитить.
- Пожалуйста, помогите им… пожалуйста, - прошептала Мэри, - они всего лишь… хотели мне помочь…
- Я знаю.
- Они не хотели плохого. Просто решили это так, как могли. Сунан сделал больно не только моему телу… Я думала, что умру. Эта боль в душе… Думаете, она пройдет когда-нибудь? Синяки у меня на руках зажили и ссадины на теле затянулись… выздоровеет ли моя душа?
Сонми обнимала ее, по щекам ее бежали злые слезы.
- Разве Им Сунан не заслуживал наказания?

Сонми осталась одна, отправив на сегодня Мэри домой. Нужно было все обдумать. Одно событие следовало за другим, и у Сонми совсем не было времени остановиться и оглядеться. И когда казалось, что она, наконец, все поняла, как вдруг все снова становилось с ног на голову. Одна ее часть вопила о том, что нельзя судить парней за их поступок. А другая, голосом матери, вещала: это самосуд, произвол! Сонми казалось, что она стоит посреди урагана. Стоит сделать шаг в сторону, как ее унесет бешенным воздушным потоком.
Учительница пошла по саду. Ей казалось, она превратилась в чувствительный маяк, который улавливает все, что происходит вокруг. Ветер шумит в листьях, свистят и поют птицы, проносясь над землей, далекий еле слышный шум машин от дороги, крики на стадионе. Все это словно волны накатывало на нее. Сонми затошнило, голова раскалывалась на части. Она схватилась рукой за горло и закашлялась. Мир завращался и поплыл. Сонми присела на корточки, зажала уши руками. Постепенно звон стих, девушка добралась до скамейки. Легла и уставилась в небо. Облака, спокойные, ленивые плыли куда-то в неведомые дали. Торжественно, словно небесные киты, разрезали они недостижимую высь. Сонми немного успокоилась, словно тоже плыла в глубокой синеве.
Она думала о маме. Что бы сделала она? Мать всю жизнь работала учителем в их маленьком городке. Она всегда старалась поступать правильно. Делать все, чтобы потом не было стыдно. Не смейся слишком громко – стыдно. Не одевайся ярко, что люди подумают, совсем стыд потеряла? Стыдно не быть такой как все. Наверное, это было ее любимое слово. Она раз за разом одергивала дочь. Стыдно. Стыдно. Стыдно!
Будь мать на ее месте, она бы уже стояла перед дверями директорского кабинета. Нужно рассказать все как есть, чтобы не попасть впросак, посоветоваться, как поступить лучше, а потом наказать всех недостойных. На следующий же день Кай, Хань и Сэхун вылетели бы из школы. А что было бы с Мэри? Мать бы сказала, что ничего не случилось бы, если б Мэри самого начала сказала ему твердое «нет». «Будь хорошей и скромной девочкой, Сонми, это поможет тебе в жизни. Будешь блюсти себя, выйдешь замуж. А пока учись». Еще мать говорила, что литература и образование – главное в жизни. Будь счастлива осознанием, что достойно прожила жизнь, что после смерти тебя помянут, как выдающегося преподавателя, а может, и исследователя.
Сонми не могла принять решение. Природа и воспитание спорили внутри нее. Ее собственные суждения сталкивались с чужими. Все перемешивалось в голове. Она словно стояла в толпе, где каждый кричал о своем. А она не знала, кого слушать.
Внезапно из этой кутерьмы вынырнул Кай. Он стоял и смотрел на нее, внимательно и понимающе. Она хорошо помнила, как он прижимал ее к стене. Теперь она понимала, почему ей тогда не причинили боли. И почему ей ни капельки не было страшно. Дело не в ней, а в них. Ей было досадно и… стыдно за свои слова. Вот чего на самом деле стоит стыдиться – обидеть кого-то незаслуженно, ранить слово или делом.
А Кай… Не нужно ей думать о нем, нужно думать о…о… «происшествии». Но как о нем думать, если оно лежит совсем в другой плоскости, чем та, привычная. Все, что она знает о жизни, почерпнуто из рассказов, романов, новелл. У нее за плечами опыт веков, и все же Сонми не знает, что делать. Что делать и кто виноват? – хмыкнула Сонми.
Она и эта странная параллельная реальность раньше не пересекались, а сейчас девушка окунулась в нее с головой. И она словно в дурном сне или страшной сказке, где стоит сделать шаг, как потолок становится полом, а пол – потолком. И так без конца, до бесконечности.
Что бы она ни выбрала, мир уже не будет прежним, простым и понятным. Сердце останется неспокойно. И невозможно сказать, что правильно, а что нет, где низ, а где верх. И правое вдруг становится левым, а черное - белым.
Девушка очнулась, когда над садом нависли сумерки. Она встала и только сейчас заметила, что на скамейке напротив сидит… Лу Хань?!
- Как ты здесь оказался, Лу? Откуда узнал, что я здесь?
- Я встретил по дороге Мэри, - Хань тоже поднялся,- Она все вам рассказала?
- Да.
- И…что вы об этом думаете?
- Я не знаю. Вероятно, … я должна буду… поставить администрацию в известность, - казенная фраза далась ей с трудом.
- Вы сдадите нас?
- Я учитель… и должна действовать по правилам. Нельзя… чинить самосуд. Это…это…ээ…плохо, - Сонми ненавидела себя за то, что говорит.
- Вы нас сдадите?!
- Я…я…
- Сдадите?!
- Я не знаю!! – сорвалась она на крик и повторила гораздо тише, - Не знаю.
Лу вздохнул, сунул руки в карманы, словно защищаясь.
- Идемте, провожу вас домой.
- Не нужно…
- Нужно. Не стоит вам бродить в темноте одной. Кто знает, что может случиться? Хотите, чтобы с вами еще раз произошло что-то подобное?
Сонми посмотрела на него испуганно и удивленно.
- О чем… это ты?
- О драке, конечно.
- Ааа, - она выдохнула, - Да. Конечно, идем.

- Учитель Ким, - в класс заглянул завуч, - К директору.
- Но у меня урок, - Сонми замерла у доски с мелом в руке, - Могу зайти на перемене?
- Сейчас, - велел он с нажимом.
- Ну хорошо, - в замешательстве ответила она. Нехорошее предчувствие зародилось внутри и с каждой минутой все росло. Она обернулась к притихшему классу:
- Прочтите статью… начало на странице 49. Когда вернусь – обсудим.
Вслед за завучем прошла она по пустым коридорам. Сердце быстро билось, больно задевая обо что-то внутри. В учительской Сонми встретили тревожными взглядами и молчанием. Она посмотрела на Минхо и бегло ему улыбнулась, он кивнул.
В кабинете директора у окна уже стояли рядком Ким Чонин, О Сэхун и Лу Хань. На стуле около стола, опустив голову, примостилась Пак Чонсу. Сонми похолодела, капля пота скатилась по виску.
- Проходите, учитель Ким, - директор сняла очки и сделала приглашающий жест. Завуч остался у двери, как почетный караул. Или конвоир, подумала Сонми.
- Сегодня вот эта юная леди, - женщина указала на Чонсу, - поведала нам очень…тревожную историю, которая напрямую касалась этих молодых людей – ваших учеников.
Сонми мысленно приготовилась к обороне.
- И что же такого она рассказала? – Сонми наигранно вскинула брови, изобразив заинтересованность.
- Пак Чонсу? – директор повернулась к девушке.
- Не заставляйте меня повторять, - плаксиво откликнулась она, - Мне страшно. Вы же знаете, что делают со… свидетелями?
- Прекрати комедию, девочка, - прикрикнула директор.
- Ладно, - тут же утерла слезы Чонсу, - Я…я слышала их разговор. В пятницу я вернулась в класс уже после уроков, потому… потому что кое-что забыла. А там учитель Ким… говорила с ними.
Она махнула рукой на парней.
- Она говорила, что трое учеников побили какого-то парня. Разбили ему лицо. Учитель Ким говорила, что все знает. Она хотела знать причины. Все.
- Что вы скажете, учитель?
Сейчас, подумала Сонми, по спине катились капельки пота. Нужно решать прямо сейчас. Либо она за них, либо против. Давай же, Сонми.
- Я… - она облизала губы, - Я ничего об этом не знаю. Может быть, Чонсу что-то перепутала? В пятницу я действительно говорила с мальчиками, но ни о каком нарушении школьных правил не было и речи.
- Хотите сказать, я все выдумала?! – взвилась девушка.
- Ну что ты, Чонсу, - мягко укорила ее Сонми, - я же сказала, ты просто неправильно поняла. Небольшое недоразумение и все.
- То есть никаких драк? – директор подозрительно сощурилась.
- Я уже уяснила правила. Здесь, в школе, где я, как и должна, слежу за своими учениками, нарушений не было.
- Драки! – Сонми прикинулась возмущенной, - Это неприемлемо! Да еще в стенах школы! Если бы я узнала о таком, я немедленно бы поставила администрацию в известность!
- Я знаю, что я слышала! – завопила девушка, - Вы что, не видите?! Она же врет!
Чонсу бессильно топнула ногой.
- Они сговорились, чтобы выставить меня дурой! – она ткнула пальцем в парней, - Они избили того парня, а она их покрывает!
- Чонсу, - возмутилась Сонми, стараясь коснуться ее руки.
- Не трогайте меня! – девушка отшатнулась в сторону и выбежала из кабинета.
- Мы можем вам доверять, учитель Ким? – вставил завуч.
- Это лишнее, - прервала его директор, - Уверена, что вопрос вполне исчерпан. И еще… завуч, проследите за Пак Чонсу, а то неудобно как-то.
Сонми осторожно взглянула на парней. У Кая был крайне скучающий вид, он, как всегда сунув руки в карманы, пялился по сторонам. Лу немного испуганно ловил ее взгляд, Сонми едва заметно кивнула ему. Сэхун, бледный как покойник, смотрел в стену.
- Рада, что мы разобрались… с этим. Можем идти?
Сонми готова была начать приседать и кланяться, только бы выбраться из кабинета. От напряжения у нее разболелась голова.
- Да-да, идите, - махнула директор, снова водружая очки на нос.
Парни поклонились, пробормотали что-то и гуськом потянулись к выходу. Учительница тоже поклонилась и вышла.
В учительской парней не было, зато на нее уже не смотрели как на идущего на казнь. И к ней сразу подошел Минхо.
- Порядок? – коротко осведомился он.
- Конечно, - Сонми незаметно пожала его руку, - Ничего серьезного.
- По виду Чонсу такого не скажешь. Еще секунда и она бы взорвалась, прихватив нас с собой.
- Девочка просто увлеклась интригами. Считает меня своим личным врагом.
- Сонми… Учитель Ким, осторожней с ней, - тихо, так, что слышала только она, предупредил Минхо, - Эта девчонка может натворить бед.
- Ее мать председатель родительского комитета.
- Ну что ж делать? В данном случае это ей не поможет, - Сонми пожала плечами, - Слушай, не беспокойся так, ладно?
Он недовольно поджал губы и кивнул.
- Прости, пора вернуться на урок.

Парни ждали ее сразу за дверьми учительской.
- Учитель!! – они окружили ее, радостно улыбаясь, - Спасибо, что…
- Не здесь, - шикнула Сонми, - Сначала отойдем.
Они устроились на лавочке в холле второго этажа, никем не замеченные за кадками с пальмами.
- Учитель, вы нас спасли! – возвестил сияющий Лу, - Не думал, что решитесь.
- Ага. Только не думайте, что я одобряю ваше поведение. Но вы мои ученики, я должна вас защищать!
- А мы, если понадобится, защитим вас.
Сонми рассмеялась:
- Договорились.
- Если бы не Пак Чонсу, то… - прошипел Кай.
- То я бы так и мучилась выбором. Для меня это был просто прыжок с парашютом – в последний миг решила, что ценнее моих учеников у меня ничего на свете нет.
- Учитель…
- Я помогла вам, так что теперь обещайте, что в следующий раз… если что-то случится, вы придете ко мне.
- Но… - дружно возмутились они.
- Нет, - она строго на них посмотрела, - Обещайте, что больше не сделаете такую глупость.
- Обещаем, - протянули они, опустив головы.
- Вот и хорошо. А теперь возвращайтесь в класс.
- Учитель Ким, спасибо вам, - парни дружно поклонились. Лу и О тут же ушли, а Кай, незаметно для нее, остался. Сонми достала платок и промокнула уголки глаз.
- Расстроилась?
- Да нет… просто я такая плакса… Кай?! – она обернулась.
Он сел рядом, его колено касалось ее ноги.
- Иди на урок, Кай.
- Не плачь, учительница.
- Это, наверное, от напряжения. Всегда так реагирую, чуть что, сразу в слезы. Хорошо, не разрыдалась прямо там.
- Ты была очень храброй.
- Не-ет, - протянула Сонми, - Я трусиха. Я так и не решила, что правильно, а что нет.
- Ты защитила нас – это главное. Все остальное не имеет значения. Ты не такая, как я думал.
Она посмотрела на него долгим взглядом, сомневаясь, спрашивать или нет. Он обращался к ней на ты, но Сонми не замечала этого. Это казалось таким… естественным, будто они…друзья?
- А…какая я? – решилась она.
- Ты сильная, - ответил он, пожав плечами, - решительная. Храбрая.
Она грустно усмехнулась и похлопала его по руке.
- Иди в класс, Кай.
Он поднялся.
- И дай Бог, чтобы я и правда такой оказалась. Может, ты знаешь меня лучше, чем я сама?

- Доброе утро! – Сонми, улыбаясь, влетела в учительскую. Коллеги, стоявшие плотным кольцом около ее стола, всполошились и поспешили отойти, бросая на нее сочувственные взгляды. На месте остались только завуч, Минхо и какая-то незнакомая девица в бледно розовом платье. Сонми медленно подошла, начиная понимать, почему у них такие настороженно-кислые лица.
Ее стол превратился в помойку, от всегдашнего идеального порядка не осталось и следа. Содержимое ящиков разорвано на части и навалено кучей под столом. Лампа вырвана с мясом и растоптана – все вокруг усыпано мелкими стеклышками. Даже ее любимый органайзер разбит, будто кто-то в ярости шарахнул его об пол. Книги будто пожеваны, их страницы сиротливо рассыпаны вокруг.
- Что…?- дрожащим голосом начала Сонми, поднимая книгу и прижимая ее к груди. Больше она ничего вымолвить не смогла.
- Учитель Ким, вы в порядке? – это Минхо спросил. Она перевела на него изумленный и непонимающий взор.
- Кто… мог сотворить такое? – она протянула ему книгу, будто это было растерзанное животными дитя, - Взгляните! Я не могу поверить!
- Успокойтесь, учитель Ким, - засуетился завуч, - садитесь.
Кто-то пододвинул кресло, и Сонми плюхнулась в него, глядя в пространство. Девушка в розовом мягко забрала у нее книгу и сунула в руки стакан воды.
Прозвенел звонок, Минхо потрепал ее по плечу и быстро исчез. Сонми не отреагировала. Завуч тоже куда-то испарился, только девушка продолжала щебетать и суетиться.
Сонми могла догадаться, кто решил ей отомстить таким образом. В том, что это именно месть, она не сомневалась ни мгновения. Но откуда столько злости? как она могла так кого-то разозлить? казалась, попадись она сама под руку, ее бы тоже разорвали, как дикие звери рвут зубами еще теплую плоть беззащитного оленя. Неужели она совершила какую-то роковую ошибку. На чью тень она наступила?
- Ничего-ничего, - приговаривала девушка, порхая вокруг, - Хотите я здесь уберусь? Хотите?
- Что? – Сонми с трудом вернулась к реальности, - А вы кто?
- Я? – «розовая» остановилась, - Я учитель физики, Кан Нана. Приятно познакомиться!
- Ким Сонми, - автоматически ответила она, - Приятно.
- Так мне помочь вам с уборкой?
- Нет-нет, - махнула рукой Сонми, - Сама разберусь. Может, что-то здесь еще можно спасти.
- Думаете? – Нана брезгливо подняла за край папку, с которой текло что-то похожее на густой сироп, - Я все же останусь, не против?
- Нет, совсем не против, - она вымученно улыбнулась, - Спасибо.
Сонми глубоко вдохнула и выдохнула. Нечего распускать нюни. Беспорядок сам собой не уберется, да и проблемы не исчезнут. Значит, нужно взять себя в руки и за шкирку вытащить из болота. Видимо, не зря она сегодня пришла пораньше, хотя собиралась ведь проверить сочинения. А, вот и они – слиплись в один неприятного вида бумажный ком.
- Я вас раньше здесь не видела. Вы новенькая? – осведомилась Сонми, пододвигая к столу мусорное ведро.
- Не-ет, - протянула Нана, - Просто у меня больничный был. Целых два месяца, представляете?
- Не представляю, - признала девушка, - А чем болели, если не секрет?
- Не секрет, - у Наны вдруг сделался такой вид, будто она гордится тем, о чем собирается поведать, - Каталась на лыжах с парнем, и вдруг у меня нога поехала. А я как закричу! Он, ну парень мой, попытался меня удержать, и в общем оба мы с горы кубарем и слетели. Он-то только руку сломал, а я ногу в двух местах, да еще ушибла позвоночник. Ужас!
- Боже, - Сонми понимала, Нана ждет самой горячей реакции, - Бывает же! Страшно было, да? Как вы так быстро на ноги встали?
- Ага, - глаза у нее горели, - Врачи тоже говорят, я быстро в норму пришла. Правда, теперь моя нога может предсказывать погоду, если вдруг резкое похолодание, то болит нещадно. А страшно почти не было, я и понять ничего не успела. Потом уже в больнице до меня дошло, что я и ласты склеить могла.
- Да-а, - Сонми сгребла в кучу клочки тетрадей и бросила в урну, - А вы физику преподаете?
- Да, физику. Понимаю ваше недоумение, - она рассмеялась, - но я правда хорошо знаю предмет. Вы не смотрите, что я такая…
Она махнула рукой сверху вниз.
- Я, может, и легкомысленная, но не дура.
- Да я же и не говорила… даже не думала.
- Простите, что я на вас набросилась. Это уже привычка.
Сонми с сожаление рассматривала книги. Их ей было жалко больше всего. Она погладила корешок одного довольно старого тома и вздохнула.
- Нельзя так с ними…
- С кем? – удивленно вскинулась Нана, выглядывая из-за своего стола.
- С ними, - она показала ей покалеченный том, - взгляни… Ее невозможно восстановить. Как бы я ни старалась, она уже не будет прежней. И второй такой нет…
- Почему же?
- Это мамина. Вот здесь, - Сонми показала ей надпись на внутренней стороне обложки, - «Моей дорогой Сонми в день выпуска. Я знаю, ты можешь больше. Мама»
- Ммм… суховато, - осторожно заметила Нана.
- Да, - грустно отозвалась Сонми, - Но это самая большая ее похвала за всю жизнь. Ее самые добрые слова мне.
Она незаметно сунула книгу в сумку, потому что невозможно было расстаться.
- Почему кто-то сделал…такое? – Сонми обвела руками беспорядок, - Все мои вещи теперь просто хлам.
- Потому, что они акулы.
- Что?
- Акулы, – повторила Нана,- Эти дети они настоящие акулы или барракуды. Видимо, вы сильно кого-то разозлили. Каждый из них уверен, что его не найду и не накажут. Творят, что в голову взбредет.
Сонми с сомнением покачала головой:
- Нет. Нет, мои ученики не такие.
- Знаете, я в этой школе уже четыре года.– Нана покачивалась на стуле, тот надсадно скрипел, - Так вот… года три назад одна из девочек сильно меня невзлюбила. И чего она только ни делала. Однажды подговорила своего парня, чтобы он сказала, будто я его домогаюсь. Хорошо, что парень трусливый попался, как только директора увидел, тут же сознался. А пойди он до конца, не видать мне профессии учителя.
- Но это ведь один случай, так? Одно гнилое яблоко во всем саду?
- У вас третий класс? Выпускной? Берегитесь, эти дети выглядят как взрослые, но они еще не выросли.
- Почему вы вообще думаете на учеников?
- А что, кто-то из учителей мог сотворить это? – она брезгливо поморщилась.
- А вдруг… Я боюсь думать о людях плохо.
- Дело ваше.
Нана пожала плечами и вернулась к своим делам. Сонми продолжила разбирать стол и провозилась до самого звонка. Да и то все время у нее ушло только на то, чтобы все выкинуть. Кое-что из вещей удалось спасти. Она еще порадовалась, что накануне переложила классный журнал к завучу.

Сонми отвела уже два урока, и следующим у нее должен был быть ее собственный третий класс. Вместе со звонком она остановилась у дверей, мрачно оглядывая притихших учеников.
- Садитесь, - Сонми, прижимая к груди стопку листков и журнал, прошла к своему столу.
- Прежде чем мы начнем, у меня есть для вас небольшое объявление. Вы, вероятно, уже слышали… о…о… утреннем инциденте. Слухи быстро распространяются, так? Сегодня ночью неизвестный пробрался в учительскую и разгромил мой стол, - ее голос слегка дрожал от злости или от расстройства, - И теперь вы можете сказать «спасибо» ему за то, что часть ваших сочинений была уничтожена. А значит, вам всем придется написать их заново.
По рядам пробежал возмущенный шепоток.
- Это касается не только вашего класса, но всех, - Сонми мысленно укорила себя за злорадство, - Вините того, кто залил ваши сочинения. Хорошо, что я спасла тесты. Чонсу.
Она протянула листки старосте.
- С тестом справились все. Но, насколько я помню, такого нельзя сказать об эссе. Так что воспринимайте это как шанс исправиться.
Все оставшееся время, пытаясь донести до них прелесть литературы 18 века, она ловила на себе недовольные взгляды. Но Сонми была непреклонна. Никто не может просто так портить ей жизнь. К тому же это даже не совсем наказание.
Сонми зачитывала вслух отрывок из произведений, объясняла мотивы и поведение героев, опрашивала учеников, и вовсе не подозревала, что две пары глаз неотрывно следят за ней. Только вот в одном взгляде было любопытство и… симпатия? А в другом - непримиримая ненависть.
Лучи солнца вспыхивали на ее волосах, словно блики на волнах. Приятно видеть, как она заправляет выбившуюся из пучка прядку за ухо. Как едва заметно краснеют ее ушки, когда она читает особенно волнительный момент и растроганно прикладывает руку к груди. Стройные ноги видны только до колена, дальше все скрывает темная офисная юбка-карандаш, но сколько простора для фантазии. Интересно, какое у нее лицо после поцелуя? Она краснеет и смущается или улыбается слегка самодовольно? Как она выглядит по утрам? И что предпочитает на завтрак? Какое у нее хобби? Она много читает?
Все, что связано с ней, казалось важным, интересным, интригующим. Не было ни одной незначительной детали. Все это детали пазла «Сонми».
Словно весь мир ради нее. И, кажется, солнце встает по утрам, только чтобы она улыбалась. Она рассмеялась, по телу тут же побежали мурашки от седьмого позвонка к копчику.
А в темных враждебных глазах полыхало пламя, руки до боли сжимали ручку, так, что ногти впились в ладонь. И мысли были темны и тяжелы, словно загустевшая смола в бочке. Они лениво тянулись, окутывая владельца, и отравляя его душу. Неприязнь, как гнилое зловонное болото, затягивала на дно.
Эта Ким Сонми – таракан, которого нужно раздавить. Медленно, чтобы за миг до конца она успела осознать, кто был причиной всех ее бед. Сжать бы в ее в кулаке, как тряпичную куклу, и бросить в стену. Поджечь и посмотреть, как она будет визжать, чуя запах собственной горелой плоти. Ничего не останется от ее волос, они вспыхнут факелом. Она должна исчезнуть, кануть в лету. Ее нужно отшвырнуть с дороги. Какой-то училке непозволительно вести себя так самоуверенно. Она – ничто, ее отсутствие никого не тронет, никто даже не заметит. Ничтожество! Мразь! Наслаждайся последними днями.


Глава 7

Глава 7
- Ким Чонин, – позвала Сонми, когда прозвенел звонок, – подойди.
Кай махнул ждущему его Тао и как-то неохотно приблизился к столу.
- У тебя было слишком много пропусков в этом месяце, – она постучала ногтем по журналу. – Придется походить на дополнительные занятия.
- Что? – поднял брови парень. – Я не могу. У меня… дела.
- Значит, отменишь свои дела. С завтрашнего дня жду тебя здесь после уроков.
- Но, учитель…
- Ничего не поделаешь. Я слышала, у тебя пропуски и по другим предметам тоже.
- Неправда! – возмутился он.
- Хорошо-хорошо, ничего я не слышала, – Сонми поморщилась, ее поймали на блефе. – Но ходить на литературу придется.
- Учитель, пожалуйста!
- Прости, но ты должен ходить на уроки. А если тебя не будет, то так и будешь ходить на дополнительные.
- До свидания, – пробурчал Кай, надувшись, и, подхватив рюкзак, вышел из класса. Сонми рассеянно чему-то улыбнулась, любуясь лучами солнца, что просачивались в класс. Она протянула руку, словно хотела поймать одну из пылинок, танцующих в столбиках света. Как ни странно, но у нее было превосходное настроение. До весны оставалось немного, скоро можно будет выбраться за город. А про шапки и теплые куртки пора позабыть и сменить сапоги на туфельки.
Сонми, мурлыча себе под нос, полетала в учительскую. И там она обнаружила, кого хотела.
- Учитель Чхве, – хлопая ресничками, позвала она, – можно вас… на минутку?
Краем глаза она заметила Нану, которая от удивления раскрыла рот, а глаза у нее стали как две монетки. Минхо отвлекся от бумаг и кивнул, Сонми поманила его в коридор.
- Учитель Чхве, – она остановилась у окна, кусая губы от неловкости, – я хочу извиниться за…за… за прошлый раз. Мне очень жаль.
Ей стоило больших усилий произнести такое. В горле пересохло, сердце билось как сумасшедшее. Она сжала кулаки и почувствовала, как щеки загорелись алым. Что, если он больше не захочет с ней говорить? Скажет, что любые намеки на отношения отныне для них под запретом. Если уж не судьба – значит так тому и быть.
- Не стоит, я все понимаю, – ей послышалась прохлада в его голосе.
- Но… мне так стыдно. Не знаю, что на меня нашло. Такого раньше не случалось. Я тогда так плохо себя почувствовала. Мне стыдно! Очень-очень стыдно! Можем мы…можем…
Она с надеждой посмотрела на него.
- Начать сначала? Хотите еще раз попробовать? – пришел на помощь Минхо, Сонми вспыхнула, как лампочка.
- Да-да! Словно ничего не было. Все с чистого листа.
- Тогда… в субботу?
- Конечно! – Сонми не могла перестать смущенно улыбаться. Пора было вернуться в кабинет, но уходить не хотелось. Сонми коснулась влажной ладошкой его руки. – Я хотела, чтобы у нас… все получилось. Мне так жаль, что каждый раз что-то мешает.
Минхо наклонился к ее уху.
- В эту субботу я своего не упущу, обещаю.
Сонми хихикнула, он осторожно погладил ее по щеке. Дверь учительской с шумом распахнулась, они резко шарахнулись друг от друга. Учительница истории прошествовала мимо них, не удостоив даже взглядом. Минхо подмигнул Сонми и первым вернулся в комнату, девушка минуту спустя просочилась следом.
Нана, усиленно жестикулируя, подзывала ее к себе. Она делала странные пасы руками и корчила рожи.
- Вы чего? – стараясь не рассмеяться, негромко спросила Сонми и плюхнулась на стул рядом с ней.
- Чего-чего? – передразнила девушка. – Меня же сто лет не было, а теперь я просто сгораю от любопытства.
- Это неприлично, знаете ли, – притворно разобиделась она.
- Вы что же с учителем Чхве…, – глаза у Наны горели, – встречаетесь?!
- Нуу, – Сонми замялась, – мы в процессе…
- Что это значит? – удивилась Нана.
- У нас уже было одно свидание, но не очень удачное. Но будет еще одно…
- Ого, значит, ты растопила сердце нашего ледяного принца.
- Ледяного принца?
- Ты здесь уже больше месяца и не знаешь? Ведь вся женская половина школы от пятнадцати до тридцати пяти пыталась его соблазнить. Но он всегда говорит только по делу и никакого даже намека на флирт. Понятно, почему математичка на тебя так взъелась, – затараторила Нана.
- Взъелась? – Сонми краем глаза взглянула на учительницу математики. Женщина сидела в дальнем углу и сосредоточенно проверяла тетради, время от времени заправляя за ухо выпадавшую иссиня-черную прядь. Длинные стройные ноги, скрещенные в лодыжках, выставлены проход, так что большинство мужчин то и дело косились на них и старались пройти мимо. Но дело было не только в ногах, но и во внушительном бюстике, запакованном с розовую блузку с декольте и пиджачок, кокетливо застегнутый на одну пуговку и соблазнительно расходившийся на груди. «Да, красивая», – с тоской подумала Сонми, сравнивая себя с ней и явно проигрывая.
- А как же, – продолжала Нана, – столько гадостей про тебя наговорила. Просто истекала ядом. Уж не знаю, как сама от него… не того… ну ты понимаешь. О, смотри! А вот и поклонницы!
Две девочки-третьеклассницы, хихикая и подталкивая друг друга локтями, быстро со всеми раскланялись и поспешили к столу Минхо.
- Поклонницы? – снова переспросила Сонми.
- Ага, – улыбнулась учительница. – Думаешь, они из-за биологии пришли? Это, конечно, незаконно и аморально, но разве ты не хотела в школе закрутить роман с молодым симпатичным учителем?
Тут Нана закусила губу и, взмахнув ресничками, прошептала:
- Учитель, научите меня всему. Станьте для меня первым во всем…
- Перестань, – рассмеялась Сонми, незаметно переходя на «ты».
- Эх, помню я нашего физрука, – она мечтательно закатила глаза. – Зато сейчас ученики выглядят лучше учителей. Например, в твоем классе одни красавчики. Ох, если бы Цзы Тао был всего на два-три года старше… И будь у меня столько денег, как у его семьи… Кстати, слышала Кай последнее время много пропускал?
- Откуда ты знаешь?
- Ну я хоть и дома сидела, но школа… как большая деревня, здесь ничего не утаишь. Слухи распространяются как лесной пожар. К тому же я очень близка со своими учениками.
- У тебя шпионская сеть? – рассмеялась Сонми.
- Почти. Так ты наказала Кая?
- Почему все зовут его Кай? – возмутилась уже в который раз она. – Не понимаю. И никто не дает мне внятного ответа, разве так сложно ответить?
- Это его псевдоним.
- И что? – развела руки Сонми. – Многие подростки придумывают себе прозвища, что в нем такого особенного?
- Ты что… не знаешь? – Нана подалась вперед, делая страшные глаза.
- Не знаю чего?! – ошарашено спросила девушка, странное предчувствие зашевелилось внутри.
- Тише, – зашипела учительница, – хочешь всех здесь оповестить о своем интересе к нему.
- Да нет у меня к нему никакого интереса, – возмущенным шепотов отозвалась Сонми, – Просто хочу наконец понять, что к чему.
- Это вовсе не тайна. Но школа предпочитает такое не афишировать. Ким Чонин… всего лишь играет в театре.
- И что в этом такого? Многие ученики имеют временную работу.
- Только не в этой школе, учитель Ким. Считается, что работа плохо сказывается на успеваемости, так что она запрещена. Но Чонин исключение.
- Почему?
- Нуу… ладно, не буду врать. Я не знаю. Обычно он ходит на все уроки и всегда был одним из лучших в школе. Не понимаю…
- Чего?
- Не понимаю, почему он вдруг стал прогуливать.
Сонми пожала плечами и, не совладав с любопытством, спросила жадно:
- А в каком театре он играет?
- Оо, – Нана по привычке закатила глаза, – насколько я знаю, он называется «Кагё». И он сейчас очень популярен. Очень. У них новый режиссер из Японии. Пытается вылепить из них кабуки.
- Кабуки?
- Ну, это знаешь, японский театр, там еще все роли исполняют только мужчины…
- Да знаю я! Просто удивлена. Я видела постановки с Японии, но даже не думала, что у нас тоже такое есть.
- Они занимаются этим недавно. Временами даже стоячие места на постановку трудно достать. Я слышала, Кай очень популярен. Еще бы, с его-то личиком.
- Так вот откуда этот запах, – задумчиво пробормотала Сонми.
- Что?
- Нет, ничего. Мне пора…
- Ээ…куда?
Сонми поспешно оделась и убежала.

- Здравствуйте, учитель, – Кай уже ждал ее. Сонми, глядя на него, теперь испытывала какое-то странное чувство. Его раньше не было.
- Здравствуй.
«Боже», – с дрожью мысленно воскликнула Сонми. Она думала, что он просто богатенький школьник-красавчик. А он, оказывается, далеко не просто, а очень даже сложно. Сложнее некуда. Она не могла разобраться в этом новом чувстве. Кай заставлял ее нервничать. Как будто она снова вернулась в школу. Серая мышка, отличница, но совсем не красавица, а он звезда школы, и они в одном классе. Аж во рту пересохло.
Она вдруг поняла: ей страшно, смертельно страшно. И боится она его, своего ученика. Два дня назад она была спокойной, отстраненной, а теперь время обернулось вспять. Сонми поймала себя на том, что не может поднять голову.
- Учитель, – в голосе Кая послышалось беспокойство.
Сонми открыла рот, стараясь сказать хоть что-нибудь.
- Вы в порядке? Вы так побледнели.
- Я… я… – боже, перестать заикаться, школа давно в прошлом, – все нормально. Просто голова немного закружилась.
- Вам лучше присесть, – он протянул ей руку, но Сонми оттолкнула ее, чуть грубее, чем рассчитывала, Чонин пожал плечами.
Она поняла, что все еще стоит у двери, и засеменила к своему столу. Наконец, посмотрев на него, Сонми замерла на пару секунд. Темные растрепанные волосы, темные глаза и четко очерченные губы. И вроде бы ничего особенного. Но все же, она не могла перестать смотреть на него.
Мне не стоит с ним говорить, решила она, даже смотреть не надо.
- Вот, – она облизала губы и сунула ему стопку листочков, – твое задание. Ты пропустил три работы, их нужно выполнить. Первое – анализ стихотворения.
Кай кивнул, а Сонми, незаметно облегченно выдохнув, уселась за свой стол и погрузилась в проверку заданий. Время от времени она поглядывала на него.
Через час он пожил перед ней несколько листов, исписанных мелким почерком.
- Если закончил, можешь идти, – не поднимая головы, велела она. Кай вновь пожал плечами и, попрощавшись, вышел. Сонми обессилено облокотилась на спинку. Ну почему, почему с ней это происходит? Почему она не может относиться к Каю, как к обычному ученику? Что в нем такого? Может, он просто очень похож на того, первого?
И на завтра все повторилось: он пишет, а она делает вид, что его не существует. А потом еще день. И ни слова, кроме задания и прощания. Сонми казалось, что она сходит с ума. Она ведь на шесть лет его старше, но при этом не может унять бешено стучащего в груди сердца. И ладони потеют, и по спине катятся капельки. Он замечает ее волнение? Как она жадно смотрит на него?
Пятница принесла с собой необычайную жару, несмотря на то, что весна только-только вступила в свои права. И учителя, и ученики двигались лениво, как сонные мухи. Кондиционеры работали на полную, но и это не спасало от обжигающих лучей полуденного солнца, заглядывающего в окна.
Сонми, завидуя тем, кто остался в учительской, медленно, стараясь оставаться в тени, пробиралась на склад библиотеки. Нане пришлось срочно уйти к врачу, и вместо физики поставили литературу. Для внезапного урока Сонми выбрала поэзию, только вот книг, конечно, ни у кого не было.
Сонми спустилась в подвал и прошла вдоль длинного ряда дверей. Она взглянула на бирку на ключе и остановилась рядом с «В23». В помещении было пыльно, зато прохладно, девушка вздохнула с облегчением. Она глубоко вдохнула и выдохнула несколько раз, выгоняя из легких раскаленный сухой воздух. Нещадное солнце не могло пробраться сюда. Все небольшое помещение было заставлено стеллажами с книгами. Сонми заметила на одном из них маленькую карточку: «Поэзия».
Чтобы достать книги с верхних полок, пришлось взобраться на небольшую лесенку. Сонми, чихая, разгребала кипы книг, которые неизвестно сколько времени провели в этой кладовой. Внезапно скрипнула дверь, Сонми настороженно замерла.
- Кто здесь? – тонко позвала она и, услышав чьи-то шаркающие шаги, вцепилась в стеллаж. Невозможно было что-либо разглядеть: тусклая лампочка под самым потолком давала мало света, и пол тонул в темноте. Фонарик Сонми бессмысленно мазал по бесконечным полками и корешкам книг.
- Эй! – храбрилась она, – Выходи!
- Всего лишь я, – Кай неожиданно возник прямо перед ней, световой кружок выхватил его странно бледное лицо. Сонми вскрикнула и покачнулась.
- Осторожней, – руки оказались у нее на талии прежде, чем Сонми успела подумать хоть о чем-то, – не упадите.
- Ты меня напугал, – возмутилась она. – Что ты здесь делаешь, Кай?
- Завуч послал меня вам помочь.
- Я бы и сама справилась. Тебе не обязательно было приходить.
- Не сомневаюсь, – хмыкнул он.
- Я серьезно, возвращайся в класс.
- Не хочу. У нас опять биология, – Кай состроил плаксивую гримасу, Сонми невольно рассмеялась.
- Я думала, мы договорились, – сдерживая улыбку, строго сказала Сонми. – Разве ты не обещал мне ходить на уроки, даже если они тебе не нравятся?
- Не помню такого, – невинно улыбнулся парень, а она только сейчас поняла, что его руки все еще поддерживают ее. Сквозь тонкую ткань блузки Сонми чувствовала, какие сильные и горячие у него пальцы.
Она сняла его ладони с себя и снова полезла наверх.
- Учитель, вы заметили, что это самый наш длинный разговор за последнее время. Хотя каждый день мы и проводим вместе дополнительный час.
- Правда? – Сонми не очень умело изобразила удивление.
Кай помолчал и вдруг с силой потянул ее за локоть. Каблучки подвернулись, девушка охнула и оказалась в его объятиях.
- Вы меня избегаете? – ладошки уперлись ему в грудь. Ее волосы растрепались, тонкие прядки прилипли к вспотевшей шее. Он не мог этого видеть, но был уверен, что уши у нее покраснели.
- Что? – она просто отвратительная актриса.
- Почему вы теперь даже не смотрите на меня?
- Ты пропускал уроки из-за театра? – вдруг спросила Сонми, Кай на секунду растерялся.
- Н-нет, – она упиралась, а он теснее прижимал ее к себе.
- Что ты делаешь, Кай? Отпусти.
- Не хочу.
- Что это значит? Я же сказала, что не играю в такие игры! – она запаниковала. – Я твой учитель! Прекрати так себя вести и немедленно отпусти меня!
- А то что? Здесь никого нет, – его дыхание скользнуло по ее щеке. – Если я вас отпущу, вы сбежите. А так мы сможем договорить.
- О чем нам говорить? – фыркнула Сонми.
- О чем хотите, мне просто не нравится, что вы меня игнорируете. Не делай из меня пустое место!
- Я… я… и не делаю. Кай, я… совсем не понимаю, о чем ты говоришь. Пожалуйста, отпусти меня.
- Вам не нравится, что я играю в театре? Вас это… смущает?
- Что? Конечно, нет!
- Нет?
- Просто… – она плохо соображала от того, что он так близко. А в ноздри лезет знакомый запах. И так жарко и темно. И еще его руки. И глаза слишком близко, слишком внимательно смотрят, следят за каждым ее движением. И еще Сонми не понимает, чего он хочет. Что за игру он затеял? Он хороший актер. Если он будет играть с ней, то она поверит ему. И снова наступит на те же грабли. А потом все, конечно, откроется, он рассмеется ей в лицо, а она заползет в самый темный угол своей крошечной квартирки и умрет там от одиночества и унижения. Она снова попадет в тот же водоворот, который засосал ее в прошлый раз. Но тогда она выжила. Выживет ли сейчас, вот вопрос. Мысль пронеслись у нее в голове, задерживаясь не долее чем на четверть секунды.
- Что? – подтолкнул Кай.
- Ничего! – вдруг крикнула Сонми, – Мне все равно! Слышишь? Все равно!
- Тише, – он закрыл ей рот ладонью, как тогда в переулке, – не кричите. Расскажи мне…
Она услышала мольбу и дрожь в его голосе, по спине пробежал озноб. Но Сонми напомнила себе, что он актер.
- Чего ты хочешь от меня? Я не понимаю. Ты ученик, я учитель. Почему ты требуешь от меня ответа?
- Вы даже не смотрели на меня последнее время, – возмутился он. – Я хочу понять, что между нами изменилось.
- Нами? – она фальшиво рассмеялась. – Мы пару раз поболтали в коридоре и все. Мы не друзья. Ты отбываешь наказание за прогулы, я слежу за тобой. Конец дискуссии!
- Учитель, – он прижался лбом к ее плечу, – я…
Она затаила дыхание. В темной кладовой стало жарче, чем на солнцепеке.
- Не надо, – сказала Сонми негромко, – зачем ты делаешь это?
- Это?
- Этот спектакль. Перед кем ты играешь? И зачем мучаешь меня? Это твой способ развлечься? Что я тебе сделала, что ты выбрал меня?
Ей казалось, что время сошло с ума. Она снова стоит посреди школьного двора, и все смеются над ней. Она плачет и хватает его за руку. Парень презрительно улыбается и отталкивает ее. Она не может понять, почему он так поступил с ней. Зачем заставил полюбить. И все ложь? И теплые слова, и нежность его поцелуев.
- Давайте будем друзьями? – голос Кая вырвал ее в реальность. Тот и этот так похожи. Тот тоже так говорил. А потом унизил ее, растоптал.
- Тебе мало друзей? – ее затошнило, стены стали сжиматься. Сонми задышала быстро и неглубоко. Мир слегка поплыл перед глазами.
- Учитель.
- Почему тебя не было на уроках? – снова спросила она, напоминая себе, кто она есть. Он всего лишь ученик, он не сможет добраться до нее. Сонми больше не та девчонка, ему ее не поймать. Чтобы он ни говорил, она не забудется.
- Я… я думал, что не хочу вас видеть, – Сонми зажмурилась, вслушиваясь и выискивая фальшь в его голосе, – но когда вы не говорите со мной, когда не смотрите и делаете вид, что меня не существует, это в десять, в сотню раз хуже.
- Тебе нужно, чтобы все на тебя смотрели? Ты в центре внимания? И кто я такая, чтобы пренебрегать тобой, так?
- Вы все перевирает.
- Так я лгунья? – тебе меня не обмануть, потому что я уже раскусила тебя.
- Пожалуйста, – Кай в отчаянии вцепился ей в плечи, – разве я о многом прошу?
«Как же ты не понимаешь? Я прошу только о возможности видеть тебя, говорить. И чувствовать дрожь по телу от твоей близости. И пусть я не могу коснуться тебя, я в агонии. Но я переживу…»
- О чем ты говоришь?! – она собрала все силы и оттолкнула его, – Ты забываешься, Кай.
Она вдруг осознала всю ситуацию, корка ледяного спокойствия окружила Сонми. Она учитель, стоит на ступеньке, а ее ученик, опустив голову, стоит перед ней. Они одни в пыльной тихой комнате. Он не тот, кто мучил ее. Кай просто мальчик, которому не нравится, что учительница плохо к нему относится. Все так просто. Никаких подводных камней. Тот, другой, тенью завис над ними, потому Сонми так испугалась. Приняла призрак за человека.
- Прости, Кай, – она потрепала его по плечу и рассмеялась. Он посмотрел на нее подозрительно. – Наверное, на минуту я сошла с ума. Перепутала тебя…кое с кем.
- Что? – ошарашено спросил Чонин, – что?
Она улыбнулась широко и весело.
- Не бери в голову. Помоги-ка, – она снова полезла по лесенке и стала доставать книги, быстро его нагрузила и отправила в класс. Кай, все еще ничего не понимающий, послушно поплелся по коридору.
Сонми прижалась лбом к холодному дереву. Более странного разговора у нее в жизни не было. О чем он просил ее, Сонми поморщилась, силясь вспомнить. Но все произошедшее с каждой секундой становилось более размытым. Как будто это не явь, а сон. Просто дурной сон, о котором стоит забыть.

Вечером внезапно резко похолодало. Словно зима, уже уходя, решила напоследок еще раз обдать всех своим холодом. Небо было заволочено низкими сизыми облаками, намекая на дождь.
Сонми спешила к небольшому цветастому домику на краю площади. При ближайшем рассмотрении домик оказался билетной кассой, около которой уже мялся Минхо.
- Учитель Чхве, – замахала она рукой, не обращая внимания на взгляды прохожих. Хотя в основном всем было наплевать, парни и девушки, взявшись за руки, парочками сновали вокруг и смотрели, похоже, только друг на друга.
- Привет, – выдохнула Сонми.
- Добрый день, – он улыбался, – идем?
Для такой погоды они выбрали самое лучшее место для свидания – крытый парк развлечений. Но в самый разгар дня людей было просто неимоверное количество. И несмотря на стеснение, Сонми тут же вцепилась в руку Минхо. Хотя это был уже не флирт, а скорее необходимость. Их бы могло просто развести в разные стороны толпой.
На цокольном этаже оказалось намного свободнее, а Сонми с детским восторгом потащила парня на каток.
- Идем! Я сто лет на коньках не каталась! Пожалуйста!
После недолгих уговоров Минхо согласился, и они, взяв напрокат коньки, ступили на лед.
- Минхо-ши, почему вы стали учителем?
- Не знаю, мне всегда хотелось работать с людьми, – сверкнули стекла очков. – Наверное, по натуре я властный человек, но не настолько жесткий, чтобы идти в полицию или политику.
- Вы стращаете детей? – рассмеялась она.
- Да, великий и ужасный! – улыбнулся Минхо. – Мне нравится чувствовать, что я меняю мир, хотя бы его малую часть. Я хочу надеяться, что оказываю влияние на ход истории. Верю в силу личности в истории. Может, когда-нибудь кто-то из этих детей станет знаменитым, великим, а я окажусь тем, кто направил его на этот путь. Простите, это так эгоистично.
- Зато честно, – она крепче сжала его руку. Коньки легко скользили по льду, они нарезали уже третий круг. Звучала веселая знаменитая мелодия, которую крутили по радио и ТВ уже целый месяц. А в этом месте словно царило непрекращающееся Рождество.
- Но почему биология?
- Ни физика, ни математика никогда мне не давались. Но биология… мне показалась легче, как же я ошибался, – притворно опечалился он. Сонми звонко рассмеялась.
Воздух искрился весельем и легкостью. И счастье, словно вырвавшееся из бутылки шампанское, лилось пенной рекой. Искусственный снежок, кружась, опадал на лед.
- А вы? Почему литература?
- Это из-за мамы. Она была учителем, – Сонми слегка запыхалась. – Я всегда была такой, как она хотела. Вот и стала учителем. У нас почти династия. Бабушка тоже была учительницей, а прадед профессором. Это моя судьба, даже вопроса не было: на кого пойти учиться. Моя профессия была определена еще в колыбели.
- Вот это да! Хотел бы я родиться в такой семье.
- Поверьте, это совсем не радостно. У меня не было выбора, – она грустно улыбнулась. – А вам, наверное, позволили выбирать?
- Да, мои родители предоставили мне свободу. Хотя отец говорил мне стать юристом-международником.
- Юриспруденция вас совсем не привлекала?
- Скорее языки. Мой английский так и остался на уровне «Hello».
Какой-то молодой парень резко выехал перед ними, Сонми, взмахнув руками, покачнулась от неожиданности. Ноги поехали в разные стороны, она приготовилась к встрече со льдом. Но ничего не произошло: Минхо сильно и крепко держал ее. Сонми подняла глаза, и прямо перед носом оказалось лицо Минхо. Она смущенно и неуверенно улыбнулась. Время замедлилось, растянулось, несколько секунд, пока они глядели друг другу в глаза, превратились в бесконечность. Как если бы песчинки в песочных часах зависли в воздухе, мгновение остановилось. Наконец-то, мелькнуло у Сонми в голове. Но тут же из омута воспоминаний как призрачная дымка над озером возникла темная, пыльная комната и Кай, шепчущий что-то неразборчивое. Почему этот парень всегда появляется так неожиданно? Вместо Минхо она увидела Кая, жар пробежал по позвоночнику, как будто его погладили раскаленным прутом. Сонми болезненно закусила губу, его дыхание обожгло ей щеку и шею. Она не могла отличить реальность от вымысла, мысли полетели вскачь. Его шепот полился ей в уши, руки обняли ее за талию. Она еле поймала себя, чтобы не выдохнуть «Кай». Этот парень все время выбирается из сундука воспоминаний, который она так старательно запирает и прячет, но он находит лазейку, просачивается сквозь замочную скважину.
- Сонми, – голос Минхо проник в ее фантазии, – Сонми, что с вами?
- П-прости, кажется, я уже накаталась. Пойдем лучше съедим чего-нибудь, а? Вы не против?
- Конечно.

Парк медленно погружался в искусственные сумерки. Сонми, умотавшись, сидела на лавочке, болтая ногами, ела сладкую вату и ждала Минхо. Она с любопытством разглядывала прохожих. Ей нравилось наблюдать за парочками, за семьями, за большими компаниями друзей. Парк развлечений – место, где забываются ссоры, неприятности, трудности. Среди друзей никто не ссорился, много смеялись, громко болтали. Дети не капризничали, а родители улыбались, муж, может быть, впервые за последние полгода целовал жену. В щеку, конечно, зачем смущать окружающих? Хотя молодых это не останавливало: парочки то и дело украдкой обжимались.
Сонми прищурилась, заметив в толпе знакомую фигуру. Парень, что-то говоря, тянул кого-то за собой, стараясь выбраться из людского потока. Наконец, они преодолели «прибой» и выбрались на свободное место.
- Лу! О! – помахала Сонми.
- Учитель Ким? – Хань узнал ее по голосу и завертелся на месте, разыскивая.
- Юхуу! Я здесь!
- Здравствуйте, – два парня, подходя, одновременно поклонились.
- Привет!
Хань лучился доброжелательностью, а Сэхун выглядел слегка недовольным.
- Учитель, вы здесь одна? – удивился Лу, снова оглядываясь.
- Конечно, нет! – притворно надулась Сонми. – С другом.
Неопределенно махнула в сторону палочкой с ватой, большой клок оторвался и спланировал на пол. Они дружно проследили за ним.
- Было бы печально гулять в одиночестве, – лукаво подмигнул Лу.
- Это точно, – приняла подачу Сонми, – А что же вы? Все будни вместе, так еще и в выходные не расстаетесь?
- Ну… мы не жалуемся, – вступил Сэхун.
- О, ребята, если вы оба одиноки, то… – она отвлеклась на вату, не заметив, как напряглись парни, – я организую вам групповое свидание?
- С чего вы решили, что у нас никого? – мрачно спросил О, Лу незаметно наступил ему на ногу и просигналил взглядом: «Не груби».
- Ну… – растерялась Сонми, – Лу сказал, что у него никого нет, а ты проводишь субботу с ним вместо того, чтобы где-нибудь гулять с подружкой. Вывод напрашивается сам.
- Мы друзья…
- Значит, я все же права. Так что насчет свидания?
Лу беспомощно покосился на друга и, кажется, впервые в жизни не нашелся с ответом.
- Позовем еще несколько парней, а сестра моей подруги приведет подружек, она вашего возраста, к тому же очень миленькая, – соблазняла она. – Будет весело. Я постоянно устраивала такие вечера, когда училась в университете. Ну как?
- Вы уверены, что это хорошая идея? Вы же учитель и все такое…
- Конечно! Что тут такого?
- Помните правила школы?
- Да-а, – протянула она. – Но мы ведь никому не скажем, что это была моя идея, так? Пора бы вам перестать цепляться друг за друга, ребята.
Она уселась на любимого конька, и Сонми было не остановить.
- Позовем еще парней из класса, может, и девчонки захотят пойти. Тогда надо скорее всех обзвонить… или, может, скинуть почтой или смской… – рассуждала она вслух.
Еще более помрачневший Сэхун отвернулся в сторону, а Лу не сдавался.
- Учитель, не рано ли начали все планировать… ммм… еще ведь никто не согласился?..
- Но на вас-то я могу рассчитывать, так?
- Ээ… – Хань вздохнул, – да. Да, можете на нас рассчитывать.
Сэхун изумленно поднял брови и покачал головой, Лу дернул его за рукав и кивнул. Сонми, пребывающая в мире девчачьих грез, ничего не замечала. Сэхун поджал губы, а Хань сделала брови домиком и умоляющие глазки. Друг неопределенно пожал плечами.
- Договорились? – переспросила, сияющая как медный таз, Сонми.
- Угу, – кивнули оба.

- Кто это был? – спросил Минхо, садясь рядом с Сонми на скамеечку и протягивая ей заиндевевшее мороженое. Она поблагодарила и поспешно разорвала упаковку, жадно откусила и покраснела, смутившись.
- Лу Хань и О Сэхун.
- О, я так и подумал, поэтому и не стал подходить. Не хочется, чтобы по школе поползли слухи. Они, конечно, появятся, но чем позже, тем лучше. Пусть частная жизнь хоть недолго еще побудет частной.
Сонми быстро отвернулась, чтобы он не заметил ее улыбку. Хорошо бы Минхо не узнал, что это она сама первой все разболтала. Хотя Нана все равно бы все узнала, может, на несколько дней позже.
- Они просто подошли поздороваться?
- Да. А еще я пообещала организовать для них групповое свидание.
- Правда!?
- А что тут такого? Они все время вместе ходят… то ли такие большие друзья, то ли привыкли просто. Но разве старшая школа это не время… первого опыта?
- Эээ… извини? Первого опыта? – поднял брови Минхо, очки мягко съехали на кончик носа.
- Первая любовь! А ты о чем подумал? – рассмеялась она, Минхо мгновенно залился краской.
- Ни о чем, – замялся мужчина.
Сонми прикрыла рот ладошкой, продолжая беззвучно смеяться. Он выглядел таким милым с пылающими щеками и порозовевшими кончиками ушей. Он глаз не мог поднять от смущения.
- Сто лет не каталась на чертовом колесе, – внезапно сказала она, – Пойдем, а? Покатаемся? Там еще обещали фейерверки!
- Да, я тоже давно не катался… – отозвался он, удивленный резкой сменой темы.
- Вот видишь! – восторженно воскликнула Сонми, подцепляя его под локоть. – Идем.
- Ну, хорошо, – быстро сдался Минхо.
В кабинке было тесновато, они сидели, тесно прижавшись друг другу. Их бедра соприкасались, и Сонми старалась отвлечься, неотрывно глядя в окно. Весь парк был как на ладони. Сверкающее разноцветное поле, далеко внизу снуют люди. Феерия цвета, музыки. А высоко над ними среди темных облаков мягко проглядывала полная луна.
- Сонми, – его шепот коснулся ее ушка, – Сонми.
Девушка обернулась, рука Минхо легла ей на плечи. Он снял очки и сунул их в карман, в этом простом жесте была какая-то трогательность и даже интимность. Без посверкивающих стекол он казался моложе, мягче и беззащитнее. Сонми медленно провела кончиками пальцев по его щеке. Призрак Кая печально вздохнул, качнул головой и исчез, словно развеянный сигаретный дым.
Минхо наклонился к ней и нерешительно коснулся губ. Сонми потянулась к нему, обвивая руками шею. Она закрыла глаза, острее ощущая его прикосновения. Одна ладонь на талии, другая бережно держит ее затылок. У Сонми слегка кружится голова, будто она пьяна. И эта тесная скрипучая кабинка представляется ей самым лучшим местом на земле. Она и подумать не могла, как сладко и нежно это будет. Ни одна фантазия не могла быть такой прекрасной, как реальность. И никакими словами не могла бы она передать всю полноту своих ощущений.
Стук сердца отдавался в ушах, Сонми вцепилась в отворот куртки Минхо. Кажется, начался салют, но они его так и не видели. Когда кабинка вновь оказалась у земли, то, смущенно хихикая, вывалились из нее и поспешили уйти. Все небо было в огнях, словно там разгорелся разноцветный пожар. Они стояли под сенью раскидистого клена, облитые яркими отблесками. И Сонми сама себе казалась комком нервов и чувств. Жесткая шершавая кора дерева, музыка вдалеке, запах молодой листвы. И, конечно, Минхо. Весь он от темных растрепанных волос до ботинок на толстой подошве, и он рядом с ней. Принадлежит только ей одной.
Он не хотел ее отпускать. И даже уже около дома они никак не могли попрощаться. И все же сделав над собой усилия, Сонми смогла отпустить его руку и уйти. Она никогда прежде не чувствовала себя так спокойно, умиротворенно и радостно.

@темы: EXO, Кай, Ким Чонин, Лухан, Сэхун, фик